Mad Dogs Community

23:58 

2+2

Rufus XXI
From womb to tomb (с) // You're surrounded by armed bastards! (c)
Название: 2+2
Бета: нет
Категория: джен
Жанр: повседневность, драма
Фандом: Mad dogs
Персонажи: Бакстер, Квинн, Рик, Вуди, Нина
Рейтинг: R за мат, но его и в каноне хватает
Размер: мини, 4881 слово
Дисклеймер: все персонажи принадлежат создателям
Размещение: с указанием автора
Предупреждения: AU относительно 4-го сезона. Писалось по заявке аж 2011 года "Квин/Бакстер. "Я слишком давно хотел сделать это" ", но, во-первых, я не умею писать слеш, во-вторых, я его тут хронически не вижу. Зато горю фейерверком с их взаимодействия вообще.
Пинать автора можно, только говорите, за что пинаете.


Небольшая зала залита искусственным светом, вдоль стен - кадки с фикусами и мягкие кожаные диванчики, из тех, что можно увидеть в каждой гостинице. Посередине – два круглых деревянных столика с закуской и шампанским, ещё один столик с книгами, новенькими, хрустящими, ещё хранящими запах типографии, и уже начинающий обмякать букет. Букет, очевидно, предназначался Нине. Сама Нина стоит в сторонке и ведёт светскую беседу с кем-то из критиков: тот благодушно улыбается и спрашивает о продолжении, бессовестно пялясь на её декольте. Квинн усилием воли отворачивается, сосредотачивая внимание на собственных пальцах, и жалея, что не взял с собой ничего почитать, а ещё о своём обещании Рику по окончании презентации всей «старой гвардией» отправиться в ресторан на первом этаже, и размышляет, во сколько ему обойдутся подобные посиделки. Он кидает быстрый взгляд на виновника торжества – тот в новом, с иголочки, пиджаке, с придыханиями рассказывает подробности их позапрошлогоднего «турне» - не самые компрометирующие, ясное дело. Простой публике интересно, что из повести, «основанной на реальных событиях», правда, а что – вымысел, и не дай Бог Рику ляпнуть, что правда там – всё от начала и до конца: у «финансового консультанта», несмотря на неплохой слог, напрочь отсутствует авторская фантазия.
- Что-то ты приуныл, старик, - Вуди плюхается рядом и приобнимает его за плечи.
- Да всё в порядке.
- Ничего, скоро уже Рики самого затошнит от этих лощёных морд, и он начнёт сворачивать лавочку.
- Ты указан в соавторах, - подмечает Квинн, - вы с ним вместе писали?
- Ну, он сбрасывал мне по электронке кое-какие куски, я правил…
- Я не знал.
- Это важно?
- Нет, вообще не знал. Про книгу. Я мог бы помочь.
- Да, но у тебя лекции, поэтому мы решили…
Вуди замолкает посреди фразы, потому что в зале появляется новое лицо – четвёртый из их компании неудачников, застрявших на Майорке с трупом и тремя миллионами. Он немного притормаживает в дверях, щурится, а затем решительно направляется к эпицентру, где всё ещё суетится, подписывая экземпляры и одновременно отвечая на вопросы, Рик.
- Бакстер! – восторженно провозглашает Вуди, перехватывает того на полпути, чмокает в щёку, хлопает по спине – Бакс, хоть и, безусловно, рад, пытается вежливо отстраниться – он более сдержан в проявлении дружеских чувств по сравнению с Вуди.
- Привет, - тяжело поднимается из своего уголка Квинн, - Бакстер обнимается и с ним: улыбаясь, сопит носом в шею, и тот коротко, но крепко прижимает его к себе.
- Вижу, не совсем опоздал, - резюмирует Бакстер, осматривая собрание. – Для меня ещё осталось шампанское?
- Должно бы.
- Здравствуй, Нина. Хорошо выглядишь.
- Привет, - супруга Рика улыбается ему уголками губ, держа бокал кончиками пальцев. – Все четверо идиотов в сборе.
- Это точно.
- Бакстер! Чёртов тормоз, вот и ты, наконец! Я уже думал, ты про нас забыл, – Рик проталкивается к ним, обнимает сначала Бакстера, потом всех троих, потом Нину, потом случайно толкает кого-то из гостей, так, что бутербродик из рук того летит аккурат на рукав Квинна. Рик суетится, извиняется и одновременно кидается за салфетками, роняет их, и весь этот сыр-бор заканчивается тем, что Квинн удаляется в уборную, уверив Рика, что ничего фатального не произошло.
- Рик, успокойся. Известность на тебя плохо влияет.
Рик нервно усмехается и засовывает пальцами себе в рот дольку ананаса.
- Мог бы и меня угостить, - как бы невзначай замечает Нина.
- Да, конечно. Разумеется. Прости.
Рик опять разворачивается в сторону угощений.
- Только я не ем руками, - добавляет она, стараясь вложить в голос как можно больше иронии.
- Им ещё долго здесь? - тихо спрашивает, нагибаясь к Рику, Вуди, имея в виду собрание. Пока тот накладывает для своей супруги в тарелочку фруктовые дольки, друг успевает раздобыть десертные вилочку и нож – Рик и без того сейчас сплошной комок нервов, а он просто хочет помочь.
- На, держи.
- Спасибо. Нет, думаю, нет.
Рик улучает момент, когда на него не обращают внимания, на секунду закрывает глаза и выдыхает. Так-то лучше.
- Прямо как в старые добрые времена, а? – улыбается он, разобравшись с ананасами и делая добрый глоток шампанского.
- Ага. А кстати, что мы тогда пили у Алво?
- Вино? Какое-то старое вино.
- «Я подарил это самому себе», - кажется, так он сказал?
- Да.
- Не напоминай.
- О чём не напоминать? – Квинн возвращается к приятелям, и Бакстер замечает, что, хотя рукав у него мокрый, масляное пятно никуда не исчезло.
- Я про Алво.
- А.
- Это тот ваш богатый придурок, у которого вы застряли четыре года назад? Даже слышать о нём не хочу.
- Он самый. Нина, не переживай, такое больше не повторится.
- Уж я надеюсь.
Какое-то время она скрашивает им беседу, рассказывая о новой выставке итальянцев – все трое, за исключением Квинна, кивают с видами знатоков. Гости понемногу расходятся, не забывая прощаться с Риком.
- Спасибо за встречу, - интимно шепчет ему на ухо один из них, с прилизанными жидкими волосами и серьгой в ухе, - было очень приятно с вами встретиться. Так вы и есть – он окидывает липким взглядом остальных «псов» - те самые ребята, с которыми всё приключилось?
Квинн кивает.
- Именно. Но на самом деле мы просто зависли на вилле у одного школьного товарища, а потом решили немного попутешествовать.
- А как же три миллиона и контрабанда наркотиков?
- Читатели любят острое, ведь так? – осторожно усмехается Рик.
- Это точно, - тихо смеётся он, обещает позвонить, ещё раз благодарит их и исчезает за дверью.
- Что ещё за тип? – интересуется Бакстер, сплёвывая оливковую косточку.
- Кое-кто из издательства.
- Оу.
Нина как будто ненароком касается спины Квинна: тот каменеет лицом, но более ничем не выдаёт себя. Она возвращается к мужу и ласково сжимает его за локоть.
- Рик, пора ехать.
- Да, точно, - поспешно соглашается он, чтобы пересечься взглядами со своими друзьями.
- Нина… - неуверенно начинает он, - Я обещал ребятам...
Все выжидательно смотрят на Рика. Нина приподнимает бровь.
- Ладно, тогда жду вечером. Приедешь сам, только не задерживайся, - уступает она. – Квинн…
- Что? – спрашивает он её после повисшей паузы.
- Ничего. Спасибо.
Рик непонимающе переводит взгляд с одного на другую.
- Пока, милый, - она целует в щёку своего мужа, и выходит из комнаты. Рик обескуражен.
- Что это сейчас, чёрт возьми, было? – возмущённо спрашивает он. – Вы что, опять плетёте за спиной какие-то интрижки?
- Что? Нет. Я понятия не имею, - честно признаётся Квинн. – Мы с ней даже не виделись ни разу с тех пор.
- Тогда что это за «спасибо»?
- Спроси у неё сам, Рик, - Квинну явно не хочется развивать тему. - В конце концов, ты её муж.
- Рик, уймись, - предупреждает Бакстер новый выпад своего друга. – Мы пришли праздновать выход твоей книги, а не выяснять, о чём думает твоя жена.
- Ладно. Согласен, - Рик возвращает пустой бокал на столик. – Расскажите, как у всех дела. Про Вуди я более-менее знаю, а вот вас не видел со свадьбы твоей дочери, Бакс.
Повисает неловкое молчание.
- Я работаю, - в конце концов пожимает плечами Квинн. – Всё как и прежде.
- Читаешь лекции? А ты, Бакстер?
- Собственный бизнес, - натянуто улыбается он.
- Здорово. Да, здорово. Дела налаживаются?
- Потихоньку.
Рик заметно нервничает, но тема уже поднята.
- А как же ты сам, Рик? Ты ничего не говорил нам про книгу. И ты, Вуди.
- Я просто решил зафиксировать… записать… понимаете, у меня был стресс после всего этого, - спотыкается Рик. – Свежие впечатления, все дела.
- И правильно.
- Мы рады, что её приняли в издательство. Квинн?
- Конечно.
- Просто вы, двое, могли бы рассказать и нам. Мы же всегда были вместе. Все четверо.
- Мы подумали, что не стоит ворошить прошлое, - как бы оправдываясь, отвечает Вуди. – Вы были заняты. Снова вставали на ноги.
- А вы? Вуди, когда мы только вернулись, ты опять…
- Не надо, - предостерегающе понижает голос тот. – Я справился, как видишь. Не стоит об этом.
- Хорошо.
- И что теперь?
- В каком смысле?
- Вы, двое, будете писать продолжение?
- Продолжение? Мы подумаем. Только тогда придётся снова лететь на Майорку, ха-ха. Вообще, вы помните, что вилла теперь числится за нами? Можно её продать, а вырученные деньги разделить на четверых…
- Я больше в это дерьмо лезть не собираюсь, - перебивает воодушевлённую речь Вуди Рик. С меня хватило. И те деньги лично мне не нужны – хватит того, что приносит сейчас книга. Вообще, вы в курсе, что говорится в Писании про жадность?
- С каких это пор ты стал верующим? – удивляется Бакстер.
- Тебе что-то не нравится?
- Да что с тобой? Мне всё нравится. Всё, в чём нет излишнего фанатизма.
- Не пойми меня неправильно, Рик, - перебивает Бакстера Квинн, - я действительно рад, что ваша книга стала бестселлером, но не кажется ли тебе это странным? Человек, который никогда не был ранее связан с литературой, бухгалтер… - Рик взглядом, кажется, сейчас прожжёт в нём дыру, но Квин сейчас настроен называть вещи своими именами … - бухгалтер, пишет книгу о своих приключениях, не самым высокохудожественным языком, но без капли вымысла, и она моментально становится в топе продаж.
- Ну, тут ты не прав, - возражает Вуди. – Мы обили пороги не одного чёртового издательства, чтобы её приняли в печать.
- «Самайн»? Я никогда раньше не слышал о таком.
- К чему ты клонишь?
- Я говорю это к тому, что нам ясно дали понять в Кейптауне, что лучше всего нам держать рот на замке.
- Ой, да брось. Ты так говоришь, потому что просто завидуешь, что тебя не включили в список авторов.
- Я. Не. Завидую.
- И ты по-прежнему на мели. Как и Бакстер.
- Рик, хватит.
- А что, мать твою, скажешь, не так? Он сегодня весь вечер сидел в углу с постной рожей, наверное, для того, чтобы мне стало стыдно. А мне вот не стало! Это была моя идея, про книгу, и я её написал, так что нечего примазываться к чужому успеху.
- Тогда заткнись и не выёбывайся! Забыл, чем закончил Алво? Хочешь так же?
- Алво-то тут при чём? Я, в отличие от него, не связан с торговлей дурью.
- Это тебе так кажется. А твои преданные читатели могут решить иначе.
- «Преданные читатели»? Да это же просто книга! Фэнтэзи, блядь. Дело было закрыто!
- Нет, Рик, это не фэнтэзи. Он прав. Официально мы мертвы, - подводит черту Бакстер.


- Твою мать, как же тупо! – почти простонал Бакстер. – Дожить до сорока пяти, не сдохнуть на этой грёбанной вилле, выпутаться из лап мафиози-садовода, пройти плечом к плечу по чёртовой Южной Африке – и всё для того, чтобы разосраться вдрызг на вечеринке в Лондоне!
- Хм.
- Двое против двоих, а! Так теперь, значит. Как думаешь, за нами действительно следят?
Они с Квинном вдвоём шли по обочине шоссе, стараясь держаться как можно дальше от трассы. Вокруг постепенно сгущался туман, делая их затею всё опаснее. Бакстер зябко поёжился.
- Может, всё-таки вызовем такси?
- Вызывай. Но тогда платить придётся и за меня тоже.
После секундного размышления Бакстер двинулся дальше.
- Будем надеяться, что автобусы пока что не отменили, - заметил он, грея дыханием озябшие пальцы. - Кстати, Квинн. Рик сегодня весь вечер был такой дёрганный? С чего он на тебя сорвался?
- Надо думать, что из-за Нины.
- Опять Нина? Она же вроде ушла от него.
- Она вернулась.
Ещё через несколько шагов Квинн добавил:
- Недавно, когда он выпустил книгу. Я не сказал ему, чтобы не злить ещё больше, но говорю тебе: мы встретились ещё раз. Я убеждал её вернуться.
- Почему? Она же теперь свободная женщина, и вы могли бы…
- Нет, Бакстер. Это не так.
- А что не так? Что на этот раз противоречит твоим моральным принципам? Боялся обидеть Рика?
Квинн промолчал.
- Ты просто дурак.
- Тоже хочешь поругаться?
- Нет.
- Вот и отлично. Я сегодня не в настроении.
- Я просто не понимаю тебя. Рик…
- Заткнись, Бакстер. Я не хочу больше слышать про Рика.
- …Рик нас своей книгой подставил. Надо будет узнать всё про «Самайн» - впервые слышу о таком издательстве.
- Автобус.
- Чёрт!
До остановки ещё оставалось метров десять - кажется, в последний раз они так гнали, когда вчетвером удирали от полиции. Ввалившись в салон, они привалились к поручням: оба пыхтели, стараясь отдышаться.
- Успели.
- Да. Хорошо.
- Чёрт, раньше я бегал гораздо быстрее. Грёбанное время, того и гляди, песок посыплется.
- Как твои дочки, Бакс?
- Что? А, в порядке. Совсем выросли. Старшая скоро родит.
- Позовёшь на крестины?
Бакстер улыбнулся и вместо ответа похлопал его по плечу, отлепляясь наконец-то от поручней, и начал пробираться вглубь салона, туда, где было пусто.
- Ну и к чему мы в итоге пришли? – весело сказал он. – У нас были миллионы, и за нами до сих пор числится вилла на Майорке – а я торгую каким-то дерьмом, ты читаешь лекции, и у нас нет денег даже на такси.
Квинн весело хмыкнул.
- Рик, - тем временем продолжал, всё больше веселясь, Бакстер, - пишет напару с Вудсом книгу о наших похождениях, та внезапно становится хитом продаж, и они зашибают бабки, которыми не хотят делиться. Охренеть можно.
- Это точно, - уже неприкрыто захохотал Квинн.
- С Ниной у тебя так и не сложилось, а мои дочки тоже не горят желанием видеть своего блудного папашу. В итоге… два плюс два… что нам остаётся?
- Ты забыл добавить, что, возможно, сейчас за нами снова начнётся охота, - всё ещё фыркая, добавил Квинн. Внезапно он зачем-то полез в свою сумку.
- Смотри, хотел похвастаться. Приобрёл недавно, вместе с лицензией.
Он вынул футляр, и, когда открыл, глаза Бакстера изумлённо расширились: внутри лежал боевой пистолет, вроде того, что он сам подобрал у Доминика.
- Хорошая штука, правда? – Квинно сгрёб оружие и нацелил его на затылки впереди сидящих.
- Ты что, спятил? – громким шёпотом заорал ему в ухо Бакстер. – Убери немедленно! А если кто обернётся?
- Он не заряжен, - миролюбиво отозвался Квинн, но пистолет убрал, напоследок ещё раз любовно огладив по корпусу.
- Ты хочешь сказать, ты его на вечеринку припёр? Зачем?
- Я его только сегодня забрал из магазина. Времени не было домой зайти.
- Нахрена он вообще тебе сдался? Квинн?
Тот молча смотрел в сторону, и выражение его глаз не нравилось Бакстеру совершенно.
- Квинн… не подумай чего, но давай, ты сегодня у меня переночуешь? – в конце концов сказал он.
Тот повернулся.
- Хочешь провести психологическую беседу?
- Чего?
- И думаешь, тот, кто один раз убил человека, больше не остановится?
- Нет, блядь, я так не думаю. Чёрт, я считал, что мы уже проехали эту тему.
- А мы её проехали. Убийств больше не будет.
- Тогда зачем он тебе, мать твою?
- Для внутреннего спокойствия.


- Они мне просто завидуют. Просто. Они. Мне. Завидуют.
Рик сидел, сгорбившись, за барной стойкой - рядом расположился Вуди, - тоже понурый, сверлящий взглядом собственный стакан, на дне которого ещё осталось немного виски. Выждав немного, он сделал последний глоток.
- Я не собираюсь оправдываться за то, что сделал сам. Что мы сделали. Если они неудачники, это их проблемы, - продолжал распинаться Рик. Вуди молча катал стакан между ладоней.
- Я, наивный идиот, надеялся, что они действительно порадуются за нас, как настоящие друзья. А этот чёртов Квинн весь вечер мозолил мне глаза своим осуждающим видом. Опять корчил из себя святошу, как будто он один здесь – эталон морали, а все остальные – просто сопливые ублюдки. Да он человека убил!
- Рик, тихо, - Вуди слегка пнул его под столом, продолжив катать стакан.
- Я наделся, что хотя бы Бакстер нормальный, но и он туда же! Отлично спелись, два сапога пара просто!
- Ещё одну порцию, - потребовал Вуди у бармена, глядя точно перед собой.
- Нет. Тебе хватит, - неожиданно жёстко скомандовал Рик. – Не наливайте ему.
Вуди ощетинился.
- Ты моя мамочка, что ли? Сам разберусь, не маленький.
Бармен посмотрел на них внимательно, но всё-таки наполнил стакан – Вуди схватился за него, как утопающий за спасательный круг, и залпом осушил половину.
- Конечно, не мамочка. Только вспомни, кто тебя вытащил, когда мы вернулись? Второй раз! Когда все твои мечты о «новой жизни» встали на уже обкатанные рельсы.
- А кто вытащил тебя из того африканского притона? Или тоже забыл? – огрызнулся Вуди.
Рик шумно выдохнул.
- Прости. Я переживаю за тебя, понимаешь? – признался он.
Вуди искоса посмотрел на него и ласково похлопал по плечу, чтобы снова вернуться к созерцанию содержимого стакана. Внезапно совсем рядом раздалось болановское «20th Century Boy» - Рик нехотя полез в карман, но, посмотрев в экран, удивлённо приподнял бровь – звонили по незнакомому номеру.
- Алло, да… да, это я. Что вам нужно?
И буквально через пять секунд повесил трубку.
- Что там? – поинтересовался Вуди.
- Наверное, ошиблись. Или нет. Они назвали моё имя. Голос, мужской.
- И что они хотели?
- Просто спросили, я ли это. Я ответил, что да, и они повесили трубку.
- Рик…
- Что?
- Мы облажались. Квинн был прав – нам не нужно было выпускать её. Теперь они будут за нами охотиться уже здесь. И перестреляют поодиночке.
Рик почувствовал, как забытая вроде паника тугим комком подступает к горлу.
- Кто будет охотиться? – прошептал он, невидяще глядя в стену перед собой.
- Да блядь, откуда я знаю, кто? ЦРУ, наркодилеры, сбрендившие мафиози… Кто-то же нас заказывал тогда? А теперь наши рожи снова выложены в интернете – свежие фотографии, интервью, бери – не хочу. Тем, кому мало, могут ещё прочитать нашу книжечку – там всё изложено, подробнее некуда. Имена подставь – и готово.
- И что нам теперь делать?
- Не знаю. Не знаю я, не смотри на меня так! Кампания по продаже уже развёрнута, мы не можем просто взять и уничтожить книги, а заодно и стереть память куче людей.
- О, Господи… Господи боже мой…
Вдруг кто-то дотронулся сзади до плеча Рика - тот с воплем подскочил, чтобы, приземлившись, схватить первый же попавшийся стул и принять защитную стойку.
- Не подходи ко мне! – заорал он.
- Сэр, вы обронили кошелёк, - молоденькая напуганная девушка дрожащими руками протягивала ему бумажник. Воевать было не с кем.
Первым очнулся Вуди.
- Спасибо. Всё, мы уже уходим, - добавил он, бросая купюры бармену и допивая виски. Как бы ни хотелось ему продолжить, он понимал, что они уже достаточно привлекли к себе внимания за сегодня, и лучше им пока сделать ноги.
- Поставь стул, - велел он Рику, схватил того за плечо и вытащил из бара на свежий воздух.

- Ты теперь от каждой тени шарахаться начнёшь? – приложил Вуди товарища затылком о стену. – По психушке соскучился?
- Отвали от меня!
- Если я от тебя отвалю, ты опять встрянешь в какую-нибудь херь, которую расхлёбывать придётся всем нам!
- «Всем нам»? Значит, ты тоже теперь не со мной?
- Пошёл ты в жопу, Рик! Я что, по твоему, твой бойфренд? С каких это пор твои эмоции окончательно сожрали твой мозг? Нас четверо, то, что сегодня был неудачный вечер, это ещё ничего не значит. Вспомни, как мы ругались в том деревянном доме, тогда, когда ты ещё за каким-то хреном полез признаваться в любви к Бакстеру!
- Нас УЖЕ не четверо, понимаешь ты или нет?! Я не хочу иметь ничего общего с теми, кто отворачивается, когда твой друг наконец-то достиг успеха.
- Да при чём здесь успех? Наш успех в том, что нас утопят, как котят, если мы снова не станем командой. Мы опять облажались по собственной дури, и ты просто боишься признать это!
- А если всё не так? Если всё не так, как ты думаешь? Если нас никто не преследует? Квинн, как всегда, параноит, и мы повелись на его бредни.
- А телефонный звонок?
- Кто-то ошибся. Мы просто запаниковали.
Вуди опустил руки.
- Я не знаю, - спокойно сказал он, отвернулся и медленно побрёл прочь.
- Вуди!
Он даже не обернулся.
- Вудс! Вуди!
Рик догнал его. Внимательно посмотрев на него, Вуди понял, что тот трясётся, как осиновый лист.
- Я устал уже, понимаешь? – зубы Рика клацали, то ли от холода, то ли от страха. – Я больше не могу. Мне казалось, я только-только наладил нормальную жизнь. Наконец-то появились деньги. Вернулась Нина. Я думал, наконец-то - оно, то, к чему я столько шёл. Мне же не успех был важен, мне было важно, что это – та самая спокойная жизнь, о которой я так мечтал. Жена, дети… я… - он всхлипнул.
Вуди молча смотрел на него. Он понимал. Понимал, как никто другой, что значит жажда простой спокойной жизни. Многолюдный Лондон шумел, как море, безразличный к своим обитателям, он стал декорацией, а здесь, как будто бы за стеклом, стояли они, одинокие, растерянные мужчины, недавно разменявшие пятый десяток лет.
- Пойдём, - сказал Вуди.
И они пошли.


Квинн кинул сумку в прихожей и сразу же направился в ванную комнату. Бакстер осмотрелся. Собственное обиталище показалось ему сейчас не уютнее первобытной пещеры, только что оборудовано современными приборами и в качестве приятного бонуса имеется электричество и горячая вода в шаговой доступности. При мысли о горячей воде Бакстер ещё раз повёл плечами – он адово замёрз, а куртка отсырела в ночном тумане, так что идея как можно скорее принять душ показалась ему донельзя заманчивой. Будто в подтверждение его раздумий, Квинн за стенкой оглушительно чихнул.
Каким бы ни было его холостяцкое гнездо, извиняться перед другом за бардак он не собирался – Квинна он знал с шестого класса, а ещё знал то, что у самого Квинна, квартира выглядела не лучше, тогда как у Бакстера, хотя бы, сохранилась привычка со времени совместного проживания под одной крышей с женой и девочками.
- Господи, а я уже совершенно забыл про них, - Квинн вышел, вытирая лицо его, Бакстера, полотенцем.
- Про что?
- Про твои чёртовы часы. Бакс, серьёзно, я не засну, если они будут тикать в одной со мной комнате.
- И куда ты хочешь, чтобы я их дел?
- Да мне всё равно. Запри в сортире.
- Это вежливый аналог «засунь себе в задницу»?
- Почему, я вполне серьёзно.
- Тогда сделай это сам, я пока разберусь с чаем. Ночевать будешь на раскладушке.
Пока Бакстер совершал все необходимые манипуляции, Квинн аккуратно свинтил часы и, как змею, на вытянутых руках отнёс за дверь, после чего, довольный, занял место напротив. Бакстер поставил перед ним чашку с чаем и тарелку с толстыми бутербродами - Квинн взял один и принялся жевать, однако без особого энтузиазма.
- Не хочешь поговорить? – неожиданно предложил Бакстер.
Квинн замер.
- Я не знаю, о чём.
- Что с тобой происходит? Послушай, ты всегда был немного сам по себе, но я всё-таки не слепой.
- То же самое, что и со всеми нами. Старею, - Квинн отхлебнул чай.
- Зачем тебе пистолет?
- Неважно. Для самообороны.
- Неважно?
- Знаешь, о чём меня спросил тогда тот старик, у которого мы украли деньги? – Квинн ответил не сразу, очевидно, обдумывая, стоит ли вообще начинать. - Когда я сидел у него в заложниках. Он просил меня назвать хотя бы одну причину не пускать мне пулю в лоб.
- И что ты ответил?
- Что таких причин нет.
Бакстера как током подбросило. Он упёрся локтями в стол, моментально сократив дистанцию между их лицами.
- Что. Ты. Мать твою. Задумал? – тихо, но очень чётко произнёс он.
Квинн не ответил. Они смотрели друг на друга в упор полминуты, после чего Квинн, наконец, опустил глаза.
- Квинн. Не смей.
- Прекрати нависать надо мной и давай допьём чай, - так же тихо, но твёрдо ответил тот.
Бакстер медленно вернулся обратно, руки его сжались в кулаки так, что побелели костяшки.
- Кажется, я вспоминаю. Всё наше тогдашнее путешествие ты играл в какого-то ёбанного героя. Всегда оставался, лишь бы наши шкуры были целы. Всегда был готов пожертвовать собой, пока мы, как последние трусы, тряслись в стороне.
- Вы не были трусами, Бакс. Вернее, мы все были ими. Я тоже боялся.
- А теперь выясняется, что ты так вёл себя, просто потому, что тебе в этой жизни всё осточертело, и ты в любое время готов был предложить себя, лишь бы это принесло хоть какую-то пользу, - не слушая его, продолжал Бакстер. – Приключение закончилось, все спасли свои задницы, и смысл существования Квинна тоже пропал. Так, что ли?! – заорал он. – Дерьмо, о чём ты вообще думал? Считал, что мы тебя держим в своей компании просто потому, что ты всегда готов побыть пушечным мясом?
Громкое сопение служило предвестником того, что терпение Квинна лопнуло. В следующую секунду стол тряхнуло так, что чашки опрокинулись, и одна из них с прощальным звоном закончила своё существование на полу. Сам Квинн уже схватил Бакстера за грудки и с размаху впечатал в дверь.
- Нет, я так не думал, - сквозь зубы процедил он. – Отъебись от меня. Есть вещи, которые тебя не касаются.
- Не касаются, говоришь? – Бакстер не собирался сдаваться. – Мой друг, которого я знаю со школьной скамьи, собирается с собой покончить, а меня это почему-то не касается!
Вместо ответа Квинн просто двинул ему в нос. Бакстер схватился за него, стараясь унять кровь, но тут уже пришлось уворачиваться от следующего удара под рёбра. Пока Квинн медлил, Бакстер со всей силы пнул его по коленкам, заставляя присесть, однако уже через одно мгновение поздоровался затылком с посудным шкафом. Тот угрожающе заскрипел, покачнулся, а дальше Бакстер каким-то образом очутился в объятьях у Квинна на другом конце кухоньки, тогда как за его спиной, казалось, обрушилась лавина.
- Ты цел? – ошарашено спросил Квинн, всё ещё продолжая сжимать его в руках.
Бакстер извернулся, высвобождаясь, и принялся ощупывать себя.
- Вроде бы… только очки… вот блядь…
Очки были безвозвратно погребены под горой осколков – похоже, они попрощались с хозяином в тот момент, когда его приложили о шкаф.
Бакстер с усилием поморгал глазами и шмыгнул носом, стараясь унять кровь.
- Чёрт, нихрена не вижу.
- Я куплю тебе новые. И это… - Квинн оглядел последствия катастрофы. Комментировать было бессмысленно.
- Ладно, я сам виноват. Жена ещё тогда говорила, что нужно было крепить к стене, а мне было лень.
- Тут было что-то дорогое для тебя?
Бакстер задумался. Дорогое? Да, тут он хранил праздничный сервиз, которым пользовались его родители, и ещё кое-что по мелочёвке на память с того времени, когда он был примерным семьянином. Но разве теперь можно было что-то исправить? Он махнул рукой.
- Знаешь, мне кажется, нам лучше это всё просто прибрать.

Уборка заняла добрых часа два, и, когда они, наконец, закончили, сил продолжать прерванное чаепитие не осталось абсолютно, поэтому Бакстер указал Квинну в сторону комнаты, а сам практически наощупь заполз под горячий душ. Когда он вернулся, Квинн уже спал, и на замечание Бакстера насчёт того, что они так и не узнали, что представляет из себя издательство «Самайн», промычал что-то невразумительное. Бакстер мысленно плюнул, проклиная слабое зрение и похороненные очки, и заполз под одеяло сам. Через пару секунд он уже мирно сопел в подушку.
Проснулся Бакстер от того, что где-то неподалёку грохнул выстрел. Подскочив на кровати, он первым делом стал шарить рукой на тумбочке в поисках очков, но вспомнил события вчерашнего вечера, круто выматерился и кинулся прочь из комнаты. Квинна, как он успел заметить сквозь пелену близорукости, в кровати не было. Не было его и на кухне. Задыхаясь, Бакстер распахнул дверь ванной – пусто.
- Квинн! – заорал он.
Молчание.
- Квинн!
Ещё раз проверив спальню, он кинулся к входной двери – входной замок был открыт.
- Ёб твою мать… Квинн!!
Как был, в исподнем, Бакстер вылетел на лестничную клетку, и обнаружил там своего друга, согнувшегося дугой на коленях. Не помня себя, он рухнул рядом и дёрнул его за плечи – и встретился с его взглядом. Квинн облизнул губы. Живой. Потом, как в замедленной съёмке, Бакстер увидел и то, что Квинн так пристально рассматривал – обломки часов, которые он вчера запер в туалете. В одном из них теперь застряла пуля.
- Я слишком давно хотел сделать это, - объяснил Квинн. – Куплю тебе новые, электронные. Сил не было терпеть чёртов скрежет.
- Что… - Бакстер задыхался, ловя ртом воздух. Квинн, живой, как ни в чём не бывало, трепался сейчас о каких-то часах, хотя вчера всё шло к тому, что он готов всадить пулю себе в череп.
- Мудак грёбанный! – Бакстер с рыком набросился на Квинна. Тот даже не защищался. – В следующий раз, когда захочешь так пошутить, предупреждай заранее!
- Что тут такое происходит? Я сейчас полицию вызову! – раздался рядом женский визг.
- Бакстер, это твои соседи? – спросил Квинн, держась за глаз, который быстро опухал.
Разъяренный Бакс с трудом отпустил рубашку друга и повернулся на голос.
- Я спрашиваю, что тут творится? – вновь начала она, но, увидев пистолет, зажала рот ладонью.
- Всё в порядке, миссис Лэмберт, - процедил Бакстер сквозь зубы. – Просто решили потренироваться. Извините, что разбудили.
И, не дожидаясь встречных комментариев, сгрёб пистолет и поспешил.исчезнуть за дверью.
Оказавшись внутри квартиры, Бакстер обессилено привалился к стенке. Квинн вошёл следом.
- Отдай пистолет, - попросил он.
- Нет.
- Он не твой.
Бакстер расхохотался.
- Откуда мне знать, что следующим выстрелом ты не вышибешь кому-нибудь мозги? Себе, например?
Квинн постоял перед ним ещё какое-то время, затем пошёл в комнату.
- Ладно, как знаешь. Нам нужно проверить «Самайн». У тебя вроде где-то был ноутбук.
- Ты забыл про очки и посуду, - никак не мог успокоиться Бакстер. – Я слеп, как крот.
- И это тоже.
Бакстер позволил себе осесть на пол. Всё это выглядело слишком по-идиотски, все их ссоры, попытка самоубийства, рухнувший шкаф, а теперь ещё и драка на лестничной клетке практически в голом виде. Что дальше? Снова в бега? Из Лондона в Кабул, потом на Аляску, а затем, чем чёрт не шутит, в Новую Зеландию? Он так устал каждый раз клеить мир заново. Пусть дерьмовый, но хотя бы что-то постоянное. А этот мир раз за разом расползался в его руках. Наверное, ему когда-то очень сильно не повезло, то ли когда он ступил впервые на виллу Алво, то ли ещё при рождении. Задумавшись, Бакстер не заметил, что Квинн вернулся, и теперь стоит над ним, протягивая руку. Вдохнув поглубже, чтобы успокоиться, он ухватился за неё, поднимаясь на ноги. Квинн улыбнулся, притянул к себе, обнял и слегка похлопал по спине, после чего наклонился за пистолетом.
- Думаю, он нам ещё понадобится, - заключил он. – Я нашёл кое-что про это издательство. Пойдём, купим тебе очки. Ты должен это видеть.





@темы: Baxter/John Simm, Quinn/ Philip Glenister, Rick/Marc Warren, Woody/Max Beesley, fanfiction

   

главная